Звезда и забвение орского Полковника

Тот любознательный, кто в своем стремлении к освоению окружающего мира пожелает побывать на горе Полковник, что находится неподалеку от поселка Биофабрика, может очень долго рыскать в поисках этого геологического объекта. Потому что гора как таковая сейчас присутствует только в ее названии. На Старой Биофабрике местная жительница на наш вопрос, где найти гору Полковник, махнула рукой: «За поселком сразу налево, не ошибетесь, там ее уже видно». Выехав за пределы поселка, слева мы увидели… степь – практически гладкую и ровную. Небольшие выпуклости земной коры назвать горой язык не поворачивался. Пожав плечами, мы повернули на колею, уходящую за ближайший пригорок. И не ошиблись. Через несколько сотен метров стали видны глиняные отвалы и  гора, перевернутая в пространстве: огромный котлован, вырытый добытчиками камня за 250 лет разработки месторождения.  Гора, изначально имевшая около 60 метров высоты, под воздействием природных факторов и в первую очередь человеческой активности, практически полностью исчезла.

Подъезжая ближе, мы ожидали увидеть бурную деятельность, работу механизмов – всю ту суету, которая сопровождает добычу камня. Но – тишина, только ветер посвистывает и шелестит трава. Одинокая пачка от сигарет и дырявый тазик – вот и все следы человеческого здесь присутствия. Но в этом, невзрачном на первый взгляд, месте, под грудами глинистой почвы заключены огромные богатства минерального царства, пестроцветные орские яшмы, по признанию специалистов, самые красивые в мире. Неужели здесь совсем никого нет, даже охраны? И правда, никого нет. Зато есть яшма. Спотыкаясь об выпирающую тут и там пестроцветку, обходим карьер. Да, яшмы здесь столько, что, даже не копая, можно вывозить грузовиками. Только почему-то никто не вывозит. На окраине поселка – бывшее предприятие по обработке камня. После недолгих поисков по его территории живые там находятся. Собака подозрительно смотрит и принюхивается. Из цеха доносятся звуки. Ага, все-таки кто-то работает. Рабочие недоуменно разводят руками: яшмой здесь не занимаются уже лет десять. Делают памятники.  Яшма – невыгодно. Печально, что этот прекрасный камень уходит в прошлое вместе со своей былой славой.

8 декабря 1751 года «чрез способ медных кругов один (камень)  разрезан, из того полирована одна небольшая дощечка». От этой дощечки, разрезанной на первом уральском станке для обработки яшмы, созданном талантливым русским механиком-самородком И.  Сусоровым, берёт начало непрерывающийся процесс обработки уральской яшмы. В мае 1752 года из Санкт-Петербурга во главе со старшиной Агилдой Сатангуловым в башкирские земли были отправлены каменотёсцы села Путилова. Троим путиловцам: Ивану Красавину, Василию Волкову и Петру Бахиреву – предстояло заложить каменоломни на выходах яшм по реке Ори.

Спустя два года направилась вторая правительственная горно-изыскательская партия во главе с каменотёсцем Иваном Брагиным. Были заложены каменоломни близ Орской крепости, по рекам Таналык, Елшанке, в горе Балта-Тау. В феврале 1755 года к столице потянулся санный поезд – четырнадцать подвод, гружённых высокосортным орским камнем. Через год камнерезная мастерская Верхояицкой крепости отправила первые образцы яшмовой посуды из орского камня. Так началась история знаменитых, снискавших всемирную славу орских пестроцветных яшм.

От этого времени берут начало и разработки, известные ныне под именем месторождения горы Полковник. Совсем недавно гора была в шести километрах от Орска. Сейчас город приблизился к ней вплотную. Яшма здесь повсюду. В любой рытвине, промоине, в толще гребнеобразных выходов серовато-зелёной породы – диабазов, подпирающих подножие горы. Подъездная дорога отливает красным, и это не глина, а измельченная в пыль тысячами проехавших по ней колес яшма.

«Тяжёлыми кувалдами разбиты серые неказистые глыбы, а внутри глыбы дивный рисунок, незабываемый и непередаваемый, то резкий в своих кричащих тонах, то мягкий, переливающийся, без теней и графики», – делился впечатлениями о встрече с орским камнем на горе Полковник академик А. Ферсман.

Еще в 1735 году при основании Оренбургской крепости руководитель экспедиции Кирилов писал в Петербург, что нашел «благонадежные признаки руд медных и серебряных, а также камни – порфир, яшму и мрамор». В столицу была отправлена богатая минералогическая коллекция.

Добыча и обработка камня, начатая в пятидесятых годах XVIII века, приняла более массовый характер в годах шестидесятых. В 1764 году началось пополнение Эрмитажа Екатериной II. А в 1765-м под началом президента Академии художеств И. Бецкого была организована научная экспедиция по розыску и описанию камней Урала. Она наметила гигантскую полосу яшмы вдоль Уральского хребта, превышающую 600 километров.  В 1767 году П. Паллас посетил Орск и хорошо описал крепость на Ори. Особенно его заинтересовала Яшмовая, или Аспидная (от греческого «яспис» – яшма), гора, и он доложил о богатых залежах на Ори императрице, которая поразилась рисунком, нанесенным природой на камень. Так как Петергофская гранильная фабрика, основанная Петром I  в 1725 году, не могла переработать все эти несметные богатства, назрела необходимость строить новые мельницы по обработке камня. Камень стали возить в Екатеринбург. Своего же производства в Орске не было, не считая кустарной мастерской.

Хотя яшма на горе разрабатывалась с середины XVIII века, имя свое она получила лишь на границе XIX-XX веков. В 1886 году за Орью была открыта Тургайская заводская конюшня Его Императорского Величества, управляющим которой был назначен полковник Николай Васильевич Балк. В то время это была территория тургайской области (территория нынешнего Казахстана), но связь между конюшней и Орском всегда поддерживалась тесная. Заводчане пользовались городской почтой, торговыми заведениями, сберегательной кассой. А жители города, отправляясь на конюшню по своим надобностям, привычно говорили: «Поеду на гору, к полковнику». И так со временем звание управляющего конным заводом стало названием одного из крупнейших месторождений прекрасных пестроцветных яшм.

В начале XX века и после революции камнерезное дело в России было временно приостановлено. В конце двадцатых годов, когда страна вновь встала на ноги, взоры ученых вновь обратились к ценным поделочным камням Урала. Одним из активистов возрождения камнерезного дела был академик А. Ферсман. Он писал об орских яшмах: «Самое замечательное в мире месторождение пестроцветной яшмы, гора Полковник, расположено в 6-7 км от города. Вот мои впечатления от осмотра этой горы. За рекой Орь… начинаются полосы яшм, а далее разработки камня – мелкие копушки. Каменистая, слабохолмистая степь покрыта волнующимся ковылем, усеяна бесформенными глыбами и осколками разноцветных яшм. Трудно дать характеристику этой яшмы, настолько разнообразны ее рисунок и окраска; свыше 200 разновидностей знаем мы в этом районе, и лучшие рисунки и расцветки, о которых мы говорили выше, относятся именно к яшмам этого месторождения».

В 1931 году в Орске наконец была организована артель старателей «Яшма», которая готовила плитки для развивающейся стройиндустрии страны. Эта же артель наладила производство чернильных приборов, пепельниц, брошей, кулонов, сувениров, которые быстро завоевали популярность в стране. Был даже организован ювелирный цех, выполнявший заказы из других городов страны. Но в 1937 году артель распалась, и на смену ей пришел филиал Свердловской артели «Русские самоцветы», который взял на себя черновую обработку яшмы перед отправкой на фабрику.

До войны Орская гора Полковник ежегодно поставляла на предприятия страны до 300 тонн яшмы. А в 40-50-е производство было резко сокращено. В начале 60-х вновь началась разработка месторождения пейзажной орской яшмы. И уже в 1965 году Всесоюзный трест «Цветные камни» начал давать пейзажную яшму в 13 стран мира. Принимается решение подготовить серию изделий на всемирную выставку в Монреале. Изделия из «полковницкого» камня были удостоены высоких наград выставки «Экспо-67».

Предпринимается попытка наладить производство в непосредственной близости от месторождения. Созданы небольшие мастерские на Орском механическом заводе, Орскнефтеоргсинтезе. Но широкого развития это производство не получило – яшмовое дело в Орске пошло на убыль. И отношение к камню, считавшемуся одно время полудрагоценным, изменилось.

Наличие огромных запасов невостребованного минерала, буквально валяющегося под ногами, привело к тому, что драгоценная яшма стала использоваться как бутовый камень. На окраине города есть дома, построенные на яшмовом фундаменте. Из яшмы строят заборы, как щебнем ею отсыпали дорогу на Мясокомбинате.

В 80-е возродить яшмовое дело пыталось объединение «Уралкварцсамоцветы». В 1984 году оно выпустило продукцию на 400 тысяч рублей. Но спрос на изделия из орского камня продолжал неуклонно падать. И сейчас добыча яшмы на горе Полковник ведется ЗАО «Восточная геологоразведочная экспедиция», имеющим эксклюзивное право на разработку, в очень малых количествах. По словам замдиректора по маркетингу Виктора Крамаря, сейчас по сравнению с прошлыми годами, когда яшма была в моде, добычи ее составляют всего несколько десятков тонн – больше добывать нет смысла. Спрос невелик, покупают в основном яшму-сырец заказчики из Екатеринбурга, Москвы, Питера. Заказов на готовые изделия и того меньше, ведь качественно исполненные часы или письменный прибор из яшмы – это достаточно дорогое удовольствие, цена доходит до десятков и даже сотен тысяч рублей. И сейчас камень не в моде, как это было 15-20 лет назад, а, как известно, спрос порождается модой.

- Сейчас объемы только разведанных месторождений составляют десятки тысяч тонн, – говорит Виктор Григорьевич, – и этого хватит на много лет. А спрос обязательно вернется. Сейчас у нас работают всего три-четыре мастера, но у каждого свой авторский подход, индивидуальность. А штучные предметы искусства всегда в цене.

- Камень – он очень красивый, – говорит мастер по обработке камня Людмила Вершинина. – В рисунках можно что угодно увидеть: и животных, и растения, и целые пейзажи. Все зависит от воображения. Кто-то тут и всю Камасутру увидит.  Главное, из-за чего спрос на наш камень может вернуться, – это его красота и талант мастера.

Сейчас уральская яшма вновь становится популярной в Москве и Санкт-Петербурге как материал для ландшафтного дизайна. Из орского самоцвета изготавливаются альпийские горки и фонтаны, мостятся дорожки и строятся геометрически правильные сады камней. Весьма вероятно, что мода, как дама переменчивая, вскоре вернет интерес публики к яшме и возродит великое орское месторождение – гору Полковник.

Камень царей и фараонов

За красоту и необычность рисунка орская яшма всегда ценилась любителями прекрасного. Еще в гробницах фараонов археологи находили украшения и изделия из яшмы, очень похожей на орскую. А учитывая то, что в 1971 году на берегу Ори был найден египетский алебастровый сосуд, датируемый V веком до нашей эры, есть все основания полагать, что месторождение было известно много веков назад, и возможно, именно отсюда расходились по миру разноцветные камешки – «ясписы». Известно, что китайские императоры очень любили пестроцветный камень, и из него, как и из нефрита, изготавливались фигуры Будды.

Яшма всегда считалась камнем, достойным того, чтобы быть дареным самым высокопоставленным особам. Так, еще будучи  наследником престола, Николай II возвращался из Японии в Петербург через всю огромную Россию. В местах остановок устраивались праздники, преподносились подарки. Среди них было и искусной работы блюдо. Блюдо сделано из орской яшмы и украшено накладными надписями из драгоценных камней в золоте, лавровыми и дубовыми ветвями из змеевика и башкирским гербом из яшмы. По краю блюда – надпись «От башкир Орского уезда», выложенная изумрудами; в центре – инициалы Н.А. под короной и дата, выполненные также из различных драгоценных. Сейчас экспонат хранится в коллекции поделочных и драгоценных камней Минералогического музея.

С орскими месторождениями связаны яркие страницы первого перспективного плана «Большой гранильной», плана создания нового камнеобрабатывающего центра на Урале, разработанного советским скульптором С. Эрьзей, стоявшим в 20-е годы у руководства Екатеринбургской гранильной фабрикой.

Из орской яшмы выполнена первая работа уральской камнерезной Ленинианы – «Знамя от горнорабочих Урала», возложенное на могилу В. Ленина.

Полированная гладь орской сургучной яшмы в пилонах мавзолея В. Ленина, в основании малиново-красной родонитовой стелы-памятника писателю Франции, другу России Анри Барбюсу на кладбище Пер-Лашез в Париже. Яшма украшает станции Московского метро, в частности, одну из самых красивых – «Маяковскую».

Тёмно-красной лентой стягивает яшма колосья Государственного герба СССР (1939). Плод кропотливого труда двадцати пяти уральских мастеров – трёхсоткилограммовый яшмовый герб, заказ Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 года, – утвердил орский камень в системе новых архитектурных образов.

Одним из ярчайших – в буквальном смысле слова – производственных проектов, реализованных на советских предприятиях, был проект по изготовлению карты СССР трестом «Русские самоцветы». В начале 1936 года тресту было поручено выполнить для подготавливаемой Всесоюзной художественной выставки «Индустрия социализма» карту СССР в виде грандиозного мозаичного панно из цветных камней отечественных месторождений.

Карта была выполнена в масштабе 1:1500000. Мозаика, состоящая из 45000 каменных пластин, покрывает всю площадь карты (26,6 кв. м). Пластины толщиной 4-5 мм подобраны таким образом, что рисунок полностью воспроизводит физико-географическую карту Советского Союза. Карта изготовлена в технике «флорентийской» и «русской» мозаики. Большинство использованных камней имеет российское происхождение. И основным поделочным материалом является орская яшма, которой выполнена большая часть рельефа суши. Государственная граница Советского Союза проложена широкой лентой, состоящей из трех полос уральского родонита и полосы темно-красной «сургучной» яшмы.

Проект потребовал 11 месяцев работы почти семисот человек. Карта экспонировалась в мае 1937 года на Всемирной выставке в Париже и получила гран-при. В 1939 году на Всемирной выставке в Нью-Йорке карта завоевала большую золотую медаль. С 1946 года карта была выставлена в Эрмитаже в Георгиевском зале, а с 1987 года находится на постоянном хранении в Центральном научно-исследовательском геологоразведочном музее.

Источник:

  1. st.free-lance.ru/users/favaro1/upload/f_482c733ce66bd.doc

Оставить комментарий