Яшмы Алтая

Славу уральских яшм разделяет Алтай, второй богатейший в мире район разнообразнейших яшм. Но если на Урале картина происхож­дения яшм, связанных с морскими девонскими осадками, сравните­льно проста, то на Алтае к яшмам относится около 300 разнообраз­ных пород различного петрографического состава и различного происхождения.

Первыми обратили на себя внимание яшмы в районе Локтевско­го медеплавильного завода на р. Алее. Пиление черного локтевского порфира положило начало организации шлифовальной мельницы. В 1786 г. на поиски яшмовых камней для украшения петербургских дворцов в горы Алтая отправился известный Петр Шангин, заведую­щий Салаирским рудником. В превосходном описании, опублико­ванном в 1793 г., он изложил свое путешествие и сделанные им от­крытия. Каждую находку декоративной породы Шангин отмечал на маршрутной карте, а на местах делал условные засечки, чтобы мож­но было по ним найти точное местонахождение ценных цветных пород.

Шангиным было открыто большинство известных сейчас яшмо­вых месторождений Алтая; после его отважного путешествия остава­лось лишь расширять сделанные им ценные и точные наблюдения.

Самый интересный район лежит по р. Коргон — бурному пото­ку, впадающему слева в Чарыш. В труднодоступной местности, сре­ди крутых обрывов, в живописной долине Коргона, залегают гро­мадные количества ценнейших яшм; с огромным трудом, только зимой по льду замерзшей реки можно перетаскивать монолиты этих пород к р. Чарыш и далее на протяжении свыше 170 км к Ко­лыванской шлифовальной фабрике. Самые знаменитые коргон­ские яшмы этого района — серо-фиолетовая, античная, красная и копейчатая; хороши также красная куличковая, сургучная, черная и белая с дендритами. Все они представляют собою кварцевые и фельзитовые порфиры, излившиеся расплавленные массы кислых гранитных магм.

Монолиты этих яшм достигают нескольких метров длины и дают возможность получать однородные блоки для больших колонн, чаш, ваз, декоративных панелей и облицовок.

Выше по Чарышу, в труднодоступных верховьях его притоков, и особенно по Хаир-Кумиру, продолжаются прекрасные порфиры раз­нообразных тонов, причем здесь преобладают зеленые и сине-зеле­ные разности. Отсюда впервые Шангин привез красивый зеленый лабрадоровый порфирит, очень похожий на знаменитый «porphydo verde antico» из Крокеи в Пелопоннесе, а также белую яшму, подоб­ную слоновой кости, с черными и желтыми дендритами. Эта яшма произвела сенсацию в Петербурге, и по просьбе Соймонова были предприняты специальные поиски больших монолитов для столеш­ниц в екатерининские дворцы.

В 1925 г. этот район посетил большой знаток алтайского камня, Б. С. Митропольский. Вот что он записал в своем дневнике:

«Против впадения речки Красноярки в Кумир в галечнике я на­шел массу валунов белой и розовой дендритовой яшмы, а около по­рога (выше устья Красноярки) по обоим берегам Кумира — корен­ные ее выходы. Самый порог образован ею же. К сожалению, добыть хороший, чистый штуф трудно, так как порода насквозь пронизана бурым железняком. Кроме белой дендритовой, правда реже, встреча­ется розовая дендритовая очень нежного, теплого цвета с изящными тонкими дендритами, к сожалению, также сильно попорченная же­лезняком. Разнообразие и красочность выносимых здесь порфиров и порфиритов исключительны — все цвета спектра участвуют в со­здании роскошной порфировой мозаики, устилающей берега».

Второй район алтайских яшм лежит в отлогих предгорьях хреб­тов, на запад от Колыванской фабрики. Среди мягкого холмистого ландшафта с небольшими хвойными лесками лежит ряд месторож­дений яшм совсем другого типа и внешнего вида — это знаменитые ревневская (в 50 км от фабрики) и гольцовская яшмы. Среди всех ал­тайских яшм наибольшей славой пользуется ревневский камень по красоте рисунка, грандиозности своих монолитов и по высоким тех­ническим свойствам. В одних монолитах светло-зеленые и темно-зе­леные полосы чередуются в пестром узоре, то сплетаясь, то резко обламываясь, то протягиваясь параллельно друг другу (зелено-волни­стая яшма); в других — желто-зеленые светлые пятна (парчовая яшма) включены в причудливое сплетение. О размерах монолитов этого месторождения говорит знаменитая ваза в Эрмитаже размером 5 х 3 м, которая в первоначальном куске весила свыше 20т, а сей­час — 11 т. Много прекраснейших изделий выполнено из этой яшмы, но хороша она только в больших вещах, где во всем разнообразии выступает ее крупный рисунок.

Много еще различных порфиров, гранитов, кварцитов и яшм знаем мы на Алтае: черный локтевский порфир, напоминающий «ба­зальты» Египта; красивые кварцевые порфиры светлых оттенков с большими, правильными кристаллами кварца; знаменитая палевская, или риддерская, яшма, красота которой запоминается на всю жизнь; эта зеленая струйчатая порода — цвета яркой весенней зелени или синеватого тона морских водорослей — окружает и оплетает мягкие розовато-белые пятна. Известный художник Е. Е. Лансере считал эту яшму прекраснейшим художественным материалом. Но тяжелый путь к Риддерскому заводу и далее через хребты мешал перевозке ее монолитов на шлифовальную фабрику в Колывани.

Мы закончили беглый обзор отечественных яшм; словами нельзя передать их своеобразие и красоту, нельзя перечислить всех место­рождений.

Три замечательных качества определяют роль яшмы в истории культуры: 1) прочность, однородность и долговечность материала; 2) красота рисунка и тонов и, наконец, 3) грандиозность запасов и крупные размеры монолитов.

Нет сомнения, что современная усовершенствованная техника резания и шлифования камня сумеет широко использовать этот веч­ный материал и что в будущем строительстве разнообразные сорта яшмы будут использованы так же широко, как и мрамор.

Из маленького камня, обтачиваемого в скарабей или гемму, яшма превратится в архитектурно-декоративный материал исключитель­ного значения.

Ведь рисунок пестрого цветного камня — это целая красочная гамма для художника и архитектора будущего!

Источник:

  1. Ферсман А. Е. Очерки по истории камня: В 2 т.  — М.: ТЕРРА— Книжный клуб, 2003.

Оставить комментарий