Яшмы южного Урала

Я хочу остановиться более подробно на яшмах Южного Урала, громадные месторождения которых тянутся по восточному склону этого хребта.

Сведения о них проникли в Петербург еще в начале XVIII в.; пер­вые ясписовые камни, которые стали шлифоваться на Петергофской гранильной мельнице, были башкирские яшмы. Уже в 1770 г. в рас­цветавшем Екатеринбурге создалась кустарная промышленность, ко­торая через казачьи поселения Южного Урала добывала себе много­цветный яшмовый камень с башкирских земель, часто беззастенчиво собирая камни на киргизских и башкирских кладбищах, куда их при­носили издалека.

Яшмовые месторождения Южного Урала начинаются на севере в районе Миасса и уходят на 500 км на юг в казахские степи; в Мугод­жарских горах они вновь появляются из-под почвенного покрова. Полосой в 40—50 км тянутся эти поразительные и единственные в мире месторождения яшм, обнажаясь в берегах притоков Урала, где они зажаты в толщах диабазовых покровов, вулканических туфов и метаморфических сланцев.

Вдоль почтового тракта Миасс — Верхнеуральск — Орск местное население и путешественники-исследователи наталкивались на отде­льные глыбы этого камня. Мы знаем многие сотни отдельных нахо­док яшмы, и почти невозможно перечислить все деревни и урочища, в которых яшма встречалась.

На севере живописные верховья р. Миасс богаты разнообразней­шими сортами яшм: здесь встречаются кроваво-красные, кирпичные и черные сорта, серо-желтая или нежно-палевая яшмы с черными дендритами (кератофир оз. Аушкуль) и, наконец, известная пестрая тунгатаровская яшма, и еще яшма, рисунок которой напоминает изображения крепостей и линий окопов на старых планах, за что она получила название фортификационной.

Самой замечательной яшмой в этом районе является мулдакаев­ская, которая в 1896 г. была открыта мастером Екатеринбургской гранильной фабрики Шалимовым: это серо-синяя яшма, удивитель­ной мягкости тона, с мелкими и тонкими черными прожилочками в волнах синеватого, зеленоватого и пепельного цветов. Иногда она приобретает дивный зелено-синий цвет и в этом случае не имеет себе равной по красоте. Долгое время не было известно коренное ее месторождение; яшма добывалась из каменной россыпи на склоне холма у дер. Мулдакай. Здесь было подсчитано около 800 монолитов прекрасного камня с общим весом в много тысяч тонн. Только в 1929 г. здесь был заложен среди серпентинитов карьер на коренной линзе яшмы, вскрывший громадные количества этого камня.

Дальше на юг, на берегу приветливого озера Калкан, расположе­на гора Сабинда — месторождение знаменитой стально-серой и нежно-зеленой яшмы, одной из лучших по техническим свойствам. Это — окремнелый порфиритовый туф, залегающий линзами среди змеевиков.

Более 150 лет назад гранильные фабрики Петергофа и Екатерин­бурга начали делать вазы из этой яшмы, допускавшей выделку тонких деталей. Несравненные по красоте и ценности произведения камне­резного искусства из калканской яшмы оставили нам старые масте­ра. Когда в 1915 г. техника потребовала от промышленности химиче­ских ступок, валиков для обработки кожи и других кислотоупорных и прочных материалов, вместо импортного агата была широко испо­льзована калканская яшма, отличавшаяся однородностью, вязкостью и прочностью на истирание.

В 1935 г. мы отправились из Миасса на автомобиле для осмотра этого месторождения. Но нелегко было найти старые копи в зарос­шем березовом лесу. Долго искали мы следы разработок, и только с помощью встретившейся башкирки, которая после некоторых коле­баний согласилась сесть с нами в автомобиль, нашли в густом лесу старые выработки.

Громадные глыбы яшмы, добытые, вероятно, еще во времена кре­постного права и уже поросшие лишаями, лежали на борту старин­ной выемки.

Далее на юг залегает известная «античная» (другое ее название «ямская») яшма, состоящая из зеленовато-желтых и буро-красных лент; еще южнее, в районе сел. Кушкульда, — знаменитая ленточная яшма, которая неведомыми путями попадала на Петергофскую гра­нильную фабрику под названием сибирской. Точное место ее нахож­дения долгое время было неизвестно; существовала легенда, будто бы башкиры, желая сохранить втайне месторождение любимого камня, построили мечеть на месте его первых находок, скрыв таким обра­зом выход яшмы от геологов.

Как в действительности залегает эта ленточная яшма, которая в конце XVIII в. имела необыкновенный успех в Петербурге и за грани­цей, нам удалось наблюдать при поездке на Южный Урал.

Мы ехали на автомобиле вдоль яшмовой полосы Южного Урала, внимательно наблюдая выходы пород, останавливаясь у каждого ин­тересующего нас места. Около дер. Наурузовой начинают попадаться полосатые яшмы, а наша главная задача сегодня — увидеть знамени­тую кушкульдинскую яшму, в которой темно-красные полосы пере­межаются с густо- или ярко-зелеными. Кушкульдинская яшма — иск­лючительной красоты; из нее в б. Зимнем дворце сделаны вазы и колонны у одного из каминов. В дер. Наурузовой, где мы остановили машины, никто из местных башкир не знал слова «кушкульда» — ни старики «аксакалы», ни даже местный учитель. Между тем сохрани­лись указания, что 100—150 лет назад эта деревня называлась Кушку­льдой. Очевидно, это название было совершенно утеряно; несостоя­тельной оказалась легенда о постройке мечети, скрывающей выходы яшмы, но самое селение действительно расположено на склонах яш­мовой горы, сплошь покрытой обломками полосатого камня. Запасы яшмы здесь были огромны!

От дер. Наурузовой к югу, вдоль восточного склона Урала, тянет­ся яшмовая полоса, охватывающая самые разнообразные месторож­дения; каминная яшма, «мясной» агат с белыми кварцевыми жилками, прекрасные сургучные и темно-зеленые сорта известны а этом райо­не. Продолжается яшмовая полоса до самого Орска, где р. Урал резко меняет свое направление и, круто обрывая склоны Губерлинских гор, поворачивает на запад.

Паллас, посетив в 1769 г. Орск, стоявший на границе киргизских степей, указал, что Преображенская гора, на склонах которой раски­нулась большая часть городка, состоит из разнообразных яшм раз­личных оттенков и что в окрестностях города были каменоломни для добычи яшмы. А. И. Герцен в «Кто виноват?» писал: «Орская кре­пость вся стоит на яшмах, на благороднейших горно-каменных по­родах».

Самое замечательное в мире месторождение пестроцветной яшмы, гора Полковник, расположено в 6-7 км от города.

Вот мои впечатления от осмотра этой горы. За рекой Орь нахо­дится большой конный завод, за которым начинаются полосы яшм, а далее разработки камня — мелкие копушки. Каменистая, слабохол­мистая степь покрыта волнующимся ковылем, усеяна бесформенны­ми глыбами и осколками разноцветных яшм. Трудно дать характери­стику этой яшмы, настолько разнообразны ее рисунок и окраска;  свыше 200 разновидностей знаем мы в этом районе, и лучшие рисун­ки и расцветки, о которых мы говорили выше, относятся именно к яшмам этого месторождения.

Таковы главные месторождения яшм Урала. На их материале почти два столетия работали гранильные фабрики Петергофа и Ека­теринбурга, а также уральские кустари. Но исследовательская мысль ученого мало касалась этих месторождений; еще много труда дол­жно быть положено русскими минералогами, петрографами и геоло­гами, чтобы всесторонне осветить это исключительное богатство русской природы.

Источники:

  1. Ферсман А. Е. Очерки по истории камня: В 2 т.  — М.: ТЕРРА— Книжный клуб, 2003.

Оставить комментарий